?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Вчера неожиданно долго не могу заснуть. За закрытыми ставнями дул ветер, и шелестела листва. Вдалеке прогрохотал трамвай. Впрочем, и грохотом это не назовешь, скорее, едва слышно процокал колеами по аккуратным стыкам. И вдруг мой думатель атаковали воспоминания из детства. Попытался было их разогнать, чтобы не мешали спать, но не удалось. И так, расслабившшись и предавшись необыкновенно ярким воспоминаниям, воздействовавшим на все виды рецепторов – слуховые, зрительные и даже обонятельные, я и заснул.

Воспоминания были не просто о детстве, они были о даче. Среди недели по ночам там было очень тихо. Только далеко-далеко иногда грохотали поезда. А когда разыгрывался ветер, или поливал дождь, становилось страшновато. Но под теплым ватным одеялом на кровати с пружинами было очень даже уютно. И бабушка мирно посапывала в другом углу комнаты.

Наш дачный домик дед построил из всего, что смог достать в 1970-е годы. Хватило на одну комнату на первом этаже и кухню, небольшой коридор с холодильником и чердак. Сколько себя помню, дом всегда был выкрашен в зеленый цвет, который менял оттенок из года в года в зависимости от яркости летнего солнца и качества краски. На ставнях зелень разбавлял кокетливый белый. Печного отопления было более чем достаточно для такого домика, и даже прохладным августовским утром я выползал из кровати в уже прогретую комнату и вдыхал легкий вкус дыма. Да, правда, я и тогда просыпался довольно поздно (точно не в первом десятке) :) Прислонившись ухом к выбеленной печной стене и услышав мощный гул в ее нутре, можно было понять, какой силой обладает этот изящный организм.

На даче я проводил практически целое лето. За это время успевал загореть и облезть несколько раз, накупаться, объесться фруктов и ягод, обпиться деревенского молока, нарыбачиться, нагоняться на велике и много чего еще. Хотел было написать, «полностью избавиться от нажитых за зиму килограммов», но сообразил, что в то время даже за зиму ничего не накапливалось.

Два или три раза в неделю я ездил за молоком. Потребление молока возросло, возросла и частота поездок, когда на дачу стали вывозить сестрицу. Выезжал в 6 утра, чтобы успеть в соседнюю деревню как раз к окончанию утренней дойки. До деревни приходилось ехать по дачному поселку, потом по мосту над накрытой туманом речкой, потом еще в гору и, наконец, почти через всю деревню. Заходил во двор к постоянной молочнице, получал свою трехлитровую бутылку парного молока, обматывал изолентой пластмассовую крышечку и ставил ее в рюзак. Оставлял пустую банку на крыльце и три рубля. И ехал домой. Если дома еще спали, мне удавалось вернуться в постель и поспать еще пару часов. А правильно, что делать на даче в пол-восьмого утра, когда все пацаны спят минимум до 10!?

Рыбалка была одним из наиболее любимых увлечений. Рыбачя «на подергушку», можно было наловить несколько десятков рыбешек 20-30 см длиной практически в любое время дня. К короткой палочке приделывалась леска с грузилом и крючком, но при этом самому приходилось стоять по пояс в воде. Ловили плотву, окуней да ершей. Для более «благородной рыбалки» приходилось вставать ни свет, ни заря и идти с настоящей большой удочкой и терпеливо ждать клева. Настоящие удочки изготавливали из длинной ивовой ветви, обязательным компонентом был поплавок. Улов в этом случае был поскромнее, зато и рыбки были побольше. Однажды с отцом недалеко от шелковиченского моста нам удалось не без труда выудить настоящего леша. В другой раз, когда уже был постарше, во время ночной рыбалки я потерял в траве мамины часы «Заря». Но, к счастью, на следующее утро часы нашлись.

Велосипед был общепринятым и любимым средством передвижения. Тогда еще не было байков с переключающимися скоростями. А «катафоты» (светоотражатели) представляли собой реальную валюту. Ценность также имели звонок на руль, счетчик километров (О!), генератор и, соответственно, фары (Оо!). Велосипеды украшали изолентой, иногда к колесу приделывали трещотку в виде кусочка сосновой коры (чтобы звучал, как мотоцикл), а особо одаренные отделывали колеса фанерой (чтобы было похоже на трековый велосипед). Мой первый велосипед «Школьник» служил неприлично долго. Со временем у него стали «прокручиваться» педали (т.е. педали крутишь, а велосипед не едет), и многократно приходилось клеить и даже менять камеры. Следующий велосипед был отобран у отца – он назывался «Урал». Это был большой серьезный аппарат для взрослых. Ездил исправно, правда, 2 раза у него ломалась рама, так что ей приходилось искать замену (естественно, б/у). Падали с велосипедов нередко. Если такое случалось, все таились по своим участками и слушали, как пострадавший вопит у себя дома, обрабатываемый зеленкой или йодом.

Возвращаться в город даже на несколько дней было очень тяжело. Но иногда это приходилось делать, например, когда бабушке давали пенсию. Одного на даче меня тогда еще не оставляли. В воспоминаниях почему-то отложился один такой ни чем не выдающийся приезд вечером июньского знойного дня. Электричка была пустой (понятно, кто в такой день поедет в пыльный и душный город). Садилось солнце, а вокруг летал тополиный пух. В квартире было прохладно и еще пахло только что пролакированным паркетом.

Продукты также привозились из города. Высшим пилотажем являлась доставка на дачу мороженого. Для этого стаканчик вымораживался в морозилке, помещался в пустую банку, которую закрывали крышкой. Банку было желательно обмотать шалью – тогда был шанс довести мороженое в еще относительно приличном состоянии. При очень большом желании можно было сходить в колхозный поселок, находившийся километрах в 5. Попасть в него можно было только преодолев затяжной подъем в гору. Коммерческие киоски появились в дачных поселках существенно позже.

По понедельникам, средам и пятницам, а также в выходные дни «давали воду». То есть по водопроводу на дачные участки подавали воду из реки, чтобы дачники могли полить свои грядки и запастись водой для бытовых нужд. Уже не помню, когда мне впервые доверили самостоятельный event management полив. Дело это довольно увлекательное. Управляя двумя шлангами, подключенным к разным участкам трубы, нужно было наполнить водой три бочки, а также полить все плодово-ягодные деревья и грядки. Некоторые из них, особенно водолюбивые, в периоды засушливой жары, приходилось обходить дважды. И, разумеется, нужно было сделать так, чтобы полив был в радость. Например, меняя площадь перекрытия дрансбойта с помошью указательного пальца, можно было регулировать дальнобойность струи и «стрелять» на десяток-полтора метров. Или же, развернув струю поперек солнечных лучей, организовать радугу. Закончив, нужно было аккуратно разместить шланги вдоль дорожек, вымыть ноги, сменить одежду на сухую :) и топать домой ужинать. А на столе уже стояла тарелка творога, присыпанного сахаром и политого сметаной, тарелка клубники или малины и стакан молока. Трапезу завершал чай с овсяным или «Юбилейным» печеньем.

Баня на даче тоже была. Тепло она держала не очень, но, тем не менее, температуру в 60-70 градусов удавалось поддерживать. Мелкого меня мыли в корыте, позже стал делать это самостоятельно с помощью тазиков и ковшиков. И, черт подери, после бани на голову мне надевали платок (чтобы не простыл). Ладно, будем считать, это была моя первая бандана :)

Раз в год или в два к нам приезжала тетя Дуся из Москвы. Она не летала самолетом, а брала билеты в купе фирменного поезда №25/26 «Сибиряк», и ехала неспеша двое суток. Я так тоже путешествовал из Москвы в Новосибирск и обратно, даже иногда плацкартом, и не один раз. Очень чистый поезд и весьма быстрый. Приехав в гости, тетя Дуся не стремилась отдыхать в кресле – она немедленно развивала активную деятельность. Первым делом в нашем дачном домике сдирались обои и клеились новые. А потом мы вооружались тележкой, выстелив дно старым полиэтиленом, лопаткой и перчатками и отправлялись на поиски главного «фетиша» дачников, «коровяка», попросту навоза. После пары-тройки ходок за реку «добро» замачивалось в огромной фляге и, после настаивания, расходовалось экономно по потребности. Еще тетя Дуся очень любила плавать, и бегала к реке по нескольку раз на дню, независимо от погоды. А за обедом и ужином выпивала 2-3 рюмочки водки и пребывла в бесподобном состоянии духа.

Мы очень любили играть в пинг-понг. Но вот стола теннисного не было. На нашем участке в 4 сотки был небольшой столик, но он был слишком мал для такой игры. Зато была масса фанерных листов, которыми закрывали окна в доме и бане на зиму. Ими мы накрывали столик, в качестве сетки использовали ряд кирпичей и досочку сверху – так и играли. Иногда даже умудрялись брать мячи, отскакивавшие от стыков фанерных листов в совершенно непредсказуемом направлении.

В пятницу вечером в дачном поселке появлялось оживление. Первые очереди дачников с огромными рюкзаками на спинах появлялись после 2-3 дня. Это были те, кто имел возможность слинять с работы пораньше либо убедить в необходимости сего свое начальство. В те времена не было сотовых телефонов, и я (а иногда с пацанами) носились на велосипедах к мосту через Инюшку встречать прибывающих на каждой электричке из города. Тут еще надо было угадать, к какому из двух мостов – «шелковиченскому» или «совхозному» ехать, т.к. вероятность появления «моих» там и там была примерно одинаковой. Мы стояли у моста, всматриваясь вдаль, пытаясь увидеть родные лица. Вдруг кто-то радостно вскрикивал: «Мама!», - и несся навстречу, требуя объятий. А потом гордо проходил между все еще не теряющих надежду друзей, держась за мамину или папину руку.

Иногда «мои», то есть родители, вынуждены были задержаться в городе дольше обычного. Тогда после безуспешных попыток встретить их у моста, я отправлялся в кровать и засыпал. Но иногда они вдруг появлялись, когда было уже совсем темно – им удавалось вырваться из города и успеть на предпоследней или последней электричке приехать. И тогда в доме появлялась радость и счастье. А еще, свежий мягкий хлеб, творог, печенье и конфеты, иногда даже арбуз и другие вкусности.

Зимой на дачу не ездили. Ездили один раз в начале марта, обычно на мартовские праздники. Нужно было сбросить снег с крыши, чтобы под тяжестью снега она не провалилась и наполнить снегом бочки, чтобы к началу сезона в них была вода. Идти со станции приходилось на лыжах. Снегу обычно было много – столько что, через забор можно было запросто перешагнуть. Кто-то один добирался до крыльца, открывл дом и доставал лопаты. А потом все превращались в кротов и прокапывали дорожки. Потом сбрасывали снег с крыши, входили в дом и, не снимая валенков, тулупа и теплых штанов, если принесенные с собой вареные яйца и бутерброды, пили чай из термоса.

Детство было когда-то :(

В.

Comments

( 1 комментарий — Оставить комментарий )
avisaurea
3 апр, 2009 20:43 (UTC)
в детстве было хорошо, но во взрослой жизни есть свои приятные моменты :) не грусти!
( 1 комментарий — Оставить комментарий )

Profile

Baselio
baselio
Сыр в банке

Latest Month

Декабрь 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31      

Метки

Разработано LiveJournal.com
Designed by Taylor Savvy